Тема:

Южная Осетия. После войны 2 месяца назад

Десять лет мира с 08.08.08: в Абхазии и Осетии прошли минуты молчания, в Грузии - военные учения

Минуты молчания в Цхинвале и Сухуме. Поминальные службы в Храме Христа Спасителя и многих православных церквях. Цветы у расстрелянных зданий. В Южной Осетии, Абхазии и России вспоминали события десятилетней давности. 8 августа 2008 года сразу после массированного обстрела грузинской артиллерии начались ожесточенные бои. Погибли больше тысячи человек, включая мирных жителей и российских миротворцев.

Десять лет внешне изменили Цхинвал и Южную Осетию. Новые мосты и дороги, тоннели и горные галереи, выросли современные микрорайоны, бесперебойно подается газ, вода. Для горной территории это очень серьезные факторы. Везде чистота и ухоженность. На международном уровне республика получила признание — России, еще нескольких стран. Конечно, есть проблемы. Но их решение впереди. Но самое главное, здесь больше не стреляют в людей. Свобода и безопасность дались высокой ценой. И здесь это хорошо помнят.

В ночь на 8 августа 2008 года Грузия, нарушив свои официальные обещания и договоренности, напала на Южную Осетию. Пушки и ракеты систем залпового огня били по спящему Цхинвалу. Обходя посты миротворцев, грузинские войска вошли в Цхинвал, начались уличные бои. Осетинские добровольцы и российские миротворцы в абсолютном меньшинстве оборонялись, отстреливались, жгли атакующие их танки.

Башня одного из грузинских танков после попадания оторвалась, пролетела несколько метров и врезалась в дом. Ее так и не удалось вытащить из бетона. После восстановления Цхинвала она так и осталась в центре города, как напоминание о тех событиях.

А рядом располагался штаб российских миротворческих сил. Командовал миротворцами генерал Марат Кулахметов. Сегодня он — сотрудник МИД России и посол в Южной Осетии.

"Отчаяния не было. Наоборот, было спокойствие и понимание того, что мы не брошены, что Россия знает, видит и придет на помощь, — подчеркивает российский посол в Южной Осетии Марат Кулахметов. – Так это и произошло".

Грузинские танки, мотопехота, коммандос в первую очередь атаковали "верхний городок" российских миротворцев. Бои здесь шли почти двое суток. Тысяча шестьсот мирных жителей Южной Осетии погибли в результате штурма грузинской армии.

Рядом на центральном кладбище Цхинвала очень много могил августа 2008 года, здесь похоронены и защитники республики, и старики, и женщины, и дети.

8 августа на помощь миротворцам и находящимся под обстрелом мирным жителям уже шли первые два батальона 58-й российской армии. Произошел первый бой.

Здесь был ранен генерал Хрулев, командующий 58-й армии. Он лично принимал участие в бою с автоматом в руках.

"Самое тяжелое — это принимать решение о тех или иных операциях, зная, что не все вернутся из боя", — поясняет командующий 58-й общевойсковой армией в 2008 году Анатолий Хрулев.

Сейчас на этом месте стоит памятник майору, русскому офицеру.

"Он прикрыл меня собой, спас жизнь, а сам погиб. Точно на этом месте", — рассказывает журналист Александр Сладков.

"Сначала шок, потом непонимание, я очень долго в таком состоянии была. До сих пор в это не верю", — отмечает вдова Героя России Дениса Ветчинова Екатерина.

В эти же дни трагические события происходили в соседней республике — в Абхазии. Грузия ввела свои войска, нарушив все свои обещания, в верхнюю часть Кодорского ущелья, поставив ситуацию на грань войны.

Съемочной группе удалось проехать сотню километров по непростым горным дорогам, и вместе с бывшим замминистра обороны Абхазии Гарри Купалбой добраться до одной из бывших горных грузинских баз в верхней части Кодорского ущелья.

- Сколько было грузинских баз в верхней части Кодорского ущелья?

- В общей сложности порядка десяти в разных местах, — отвечает Гарри Купалбой.

В эти дни и в Абхазии, и в Южной Осетии проходят памятные торжественные мероприятия. Появились свои традиции. В Цхинвале на ступенях разрушенного парламента зажигают поминальные свечи.

Это та лестница, на которой давал концерт оркестр Мариинского театра под руководством Валерия Гергиева. Сейчас здесь выступают артисты ансамбля имени Александрова.

В грузинском селе Эргнети во дворе перед восстановленным домом Лианы Члачидзе стоит простреленная старенькая "Волга". В августе 2008 года по этому свидетелю советской эпохи кто-то выпустил пулеметную очередь, словно стараясь добить уцелевший осколок некогда великой страны.

"Мои дети сидели в эту ночь в подвале, сидели и другую ночь тоже, — вспоминает жительница села Эргнети Лиана Члалидзе. — Говорили: Миша, не начинай! Не надо начинать войну, потому что ты проиграешь. Не надо было начинать войну. Потому что это была уже в самом начале проигрышная война. Просто он втянулся в эту авантюру".

В подвале, где она пряталась со своими детьми, Лиана решила открыть музей. Собрала осколки снарядов, обгоревшие игрушки, фотографии разрушенных домов и погибших соседей. Чтобы все было честно, позвонила в Цхинвал — попросила прислать оттуда материалы и свидетельства очевидцев.

рузия там или Осетия — это все равно. Кровь есть кровь. И нет альтернативы диалогу. Они мне прислали фотографии. Конечно, тоже очень тяжелые фотографии, и я их вывесила на этих фанерах, потому что это должен увидеть весь мир. Война не должна повториться", — считает Лиана.

Надорвав экономику войной 2008 года, угробив людей, президент Грузии успел оставить после себя оборонительную линию. Линия Саакашвили — звучит прямо как линия Маннергейма. Вокруг Тбилиси на высотах поставили бетонные дзоты. Дзот для пулеметчика, а в бетонный бункер позади на горе могли заезжать танки, чтобы контролировать дорогу на Цхинвал.

Бункеры с вооруженной охраной своим жутким видом теперь портят восхитительные горные пейзажи у монастыря Джвари в месте слияния Арагви и Куры, которое воспевал еще Лермонтов в поэме "Мцыри".

"Я не побоялась сказать, что считаю главным виновником в этой войне именно Саакашвили. Из-за этих заявлений меня чуть ли не линчевали и объявили главным предателем Грузии. Но я считаю, что мы должны говорить правду, если мы хотим налаживать отношения и с Абхазией, и с Осетией, и с Россией. Мы должны говорить правду", — убеждена исполнявшая обязанности президента Грузии в 2003-2004 и в 2007-2008 годах Нино Бурджанадзе.

Годовщину войны Грузия отмечает совместными учениями с НАТО. Российской прессе их снимать запретили.

Натовский контингент разместился на военной базе в Вазиани, которую в августе 2008 года бомбила российская авиация, принуждая грузинскую армию к миру. Тактические учения проходят на местном полигоне. Из Европы и США доставили 450 единиц бронетехники и грузовиков.

- А где учения проходят?

- Там на полигоне, — отвечает водитель армейского грузовика.

- Там техника стоит?

- Много очень.

"Достойный партнер" — так называются учения. Украина тоже прислала своих спецназовцев.

Государство с нерешенным территориальным вопросом не может быть членом НАТО, но для Грузии обещают придумать упрощенную процедуру.

"Вы стоите на земле страны, которая будет мирным путем восстанавливать свою территориальную целостность", — обещает президент Грузии Георгий Маргвелашвили.

А пока в Тбилиси к главному мемориалу на кладбище в Мухатгверди, где похоронены грузинские военные, президент торжественно возлагает венки.

Резервист Шота Парулава говорит, что когда началась война, ни секунды не сомневался и сам пошел на призывной пункт. Его родители бежали вместе с ним в 1992 году из Сухуми, оставив дом и дачу.

"Я тоже хотел воевать", — признается резервист грузинской армии Шота Парулава.

Но на передовую его отряд так и не добрался. Россия начала свою военную операцию по принуждению к миру. Самолеты ударили в район базы Вазиани, где находились 6 тысяч резервистов.

- Этот летчик специально не стал бросать бомбу туда, где резервисты были, — вспоминает он.

- Почему?

- Пожалел, наверное.

Но напугали молодых парней сильно. Все, что осталось у Парулавы на память о той войне, это солдатский медальон с группой крови. Отступая, его отряд резервистов избавился и от оружия, и от военной формы.

- Мне было 24 года, а там были ребята по 18 лет, — рассказывает он.

- Все разбежались?

- Ну, конечно. Не все, но разбежались.

Если мятежные республики не вернутся в Грузию мирным путем, а родина позовет его в бой, он опять, не раздумывая, пойдет воевать.

"Конечно, я должен пойти, а ради чего я должен жить? Я же грузином родился!" – признается грузинский резервист.

Из грузинского села Эргнети видны новые крыши восстановленных пятиэтажек Цхинвала. До них не больше километра. До полного примирения с Южной Осетией и Абхазией, кажется, целая вечность. Но вот уже 10 лет здесь хотя бы никто не стреляет.

Сегодня